понедельник 17 Декабря 16:55
16+
Подать объявление

Анна Матисон: любимая женщина Сергея Безрукова

6 декабря в широкий прокат выйдет картина «Заповедник» с Сергеем Безруковым в главной роли. Накануне премьеры мы пообщались с режиссером Анной Матисон, которая рассказала о процессе создания фильма, о роли мечты ее мужа и о том, почему ее нет в соцсетях.

 

— У картины было рабочее название «Пушкин. Виски. Рок-н-ролл». Почему всё-таки решили остановиться на «Заповеднике»?

— Сценарий изначально назывался «Заповедник», мы над ним очень долго работали. А потом вдруг всё сложилось, и перешли к подготовке. В это же самое время Алексей Герман-младший писал сценарий к фильму «Довлатов». Знаю, что процесс тоже был небыстрым, только реквизит для картины почти год собирали. И надо ж было, чтобы так случилось, запустились мы на съемки почти одновременно. И какие-то желтые СМИ, смешав две новости в одну, сразу написали, что Сергей Безруков сыграет Сергея Довлатова. Чтобы избежать подобных ассоциаций, мы поменяли рабочее название — так нам было проще работать, благодаря этому названию мы сразу обозначили жанр не байопика, а комедии.

 

— Какой жанр у фильма? Вроде смотришь трейлер — кажется, комедия, но судя по описанию, драма... Или мелодрама?

— Это безусловно комедия, лирическая, но комедия. Бывают истории, в которых драма сопровождается большим количеством шуток, как например, наш фильм «После тебя», но тут совсем другая история. Прежде всего, нет состава событий на драму. Да и читая Довлатова, ты прежде всего смеешься, а уже во вторую очередь ловишь себя на эмпатии к герою. Именно в этом порядке.

 

— В фильме такой шикарный актерский состав! Они все согласились сразу или кого-то пришлось уговаривать?

— Мы и сами очень довольны составом! Все на своих местах, все попадают в персонажей! Мне трудно даже представить себе кого-то в роли директора Заповедника, кроме Анны Михалковой, так тонко и одновременно смешно она присвоила эту роль. Или изумительный Гоша Куценко – с гарантией такого Гошу зрители еще не видели – очень пьяный, взрослый, одновременно интеллигентный и с настроением «вразнос». Просто отличный персонаж! Могу про каждого рассказывать. Факт, что зритель должен получить удовольствие! Никто не грузит, от всех исходит светлое обаяние.

— Правда ли, что на съемки фильма собирали всем миром?

— Да, так и было. Помогли друзья, спонсоры, на стадии постпродакшена прибегли к краудфандингу. Собирали небольшими суммами, Сергей занимал. Но не отступились, не сдались. Мы идем без поддержки государства, нам отказали не потому, что что-то было не так с проектом, просто сказали, что третий фильм по Довлатову не поддержат, чисто математически. От Сергея вся эта история потребовала большого мужества, отдавать долги предстоит еще долго. Случались совершенно удивительные истории, когда кто-то, узнав о наших проблемах, просто так привозил сумму, достаточную, например, на смену или две. Мы каждый день боялись встать, но остановка не случилась ни разу.

 

— Как вы относитесь к отзывам диванных критиков, которые после просмотра трейлера судят о фильме?

— Ну, я совсем не читаю отзывы под трейлерами. И я не про свои работы, а вообще, в целом. Всё-таки почему-то именно под трейлерами фильмов люди так по-хамски, так развязано позволяют себе писать, что становится неприятно на душе, даже если тебе самому этот трейлер не понравился. Не знаю, в чем тут дело, но, наверное, правы те, кто говорят, что все разбираются в футболе, воспитании детей и кино. Что уж говорить, когда трейлер тебе нравится, да и кино хорошее, а читаешь просто ужасные отзывы — ощущаешь всю несправедливость такой грубости. Так что я давным-давно не читаю такие отзывы. Наверняка есть там и справедливые, есть и положительные, но меня ранит откровенная грубость — и я нашла способ ее избегать. Просто не читать. Что же касается мнений относительно моих фильмов, то тут надо быть последовательным, и если уж я считаю, что надо уважать чужое мнение, то надо уважать и признавать право не любить мои работы. Но, к счастью, поток отзывов позитивных, отзывов добрых — огромный! Число людей, которые чувствуют, как мы, — это совсем не меньшинство, просто высказываются, пишут отзывы чаще люди агрессивно настроенные. Но это общая тенденция, с нами никак не связанная.

 

— Мы уже поняли, что Довлатов — ваш любимый писатель, а произведение какого еще автора вам бы очень хотелось экранизировать?

— Любимых писателей много, но вовсе не все произведения хочется переносить на экран, это про разное. Можно любить себе книгу, перечитывать, но и только. Если говорить об экранизации, то я бы хотела сделать одну вещь – для Сергея. Сергей мечтает сыграть Гамлета. И у него осталось совсем немного времени, когда это можно сделать. Не в силу актерских причин, а просто из-за возраста. Есть допуск Гамлету в нашем мире быть старше, пара лет у нас есть, но не больше. Есть отличное решение роли! Есть идея решения фильма. Но, как обычно, нет денег. Мне-то всё кажется, что если актер класса Сергея хочет реализовать свой опыт, свои чувствования, свое знание такой роли, как Гамлет, он обязательно должен это сделать. Возможно, даже есть люди, которые готовы были б ему помочь в осуществлении этой мечты, но как же всем встретиться. Казалось бы, мир открытой информации, соцсети и так далее, но чтобы всё совпало, видимо, нужны какие-то особые условия.

 

— Вы смотрите американские сериалы? Если да, то что из последнего вас потрясло до глубины души? А сами бы хотели снять сериал? И о чем бы он был?

— Не часто, но смотрю. Всё-таки времени совсем мало, а сериал его требуют, да еще как. Но сериалы сейчас просто невероятно крутые. Понимаю, что можно легко «подсесть» на них. Я бы хотела снять сериал, конечно. Более того, у нас есть целый ряд идей и даже написанных заявок, но от заявки до финансирования, как обычно, пропасть. На самом деле мы же всё время что-то пишем. Из 10 сценариев запускается только один, никогда не знаешь, какой «сработает», поэтому работать надо нон-стоп. Зритель никогда не узнает, сколько написано, — некоторые работы очень жалко, много в них вложено.

 

— Отличается ли Анна Матисон-режиссер от Анны-мамы и жены? Какая вы дома и на работе?

— Трудно сказать, я ж себя не ощущаю мандарином, который легко поделить дольками и разложить на две кучки — кучка домашняя и кучка рабочая. Надеюсь, личностные базовые качества неизменны.

 

— Материнство меняет жизнь женщины на 180 градусов. Как поменялась ваша жизнь после рождения Маши? И повлияло ли это каким-то образом на вашу профессию?

— Я всегда знала, что у меня будет семья и дети, поэтому выбирала для себя профессию сценариста как базовую,специально для того, чтобы иметь возможность работать дома, оставаясь с детьми. Именно с этой мыслью, именно так сформулированной, поступала, например, во ВГИК. Так что, я к этому готовилась заблаговременно. Снимаю я не чаще, чем раз в году, и это занимает около двух месяцев, а всё остальное время — дома. Монтирую я сама, дома, пишем мы тоже дома. Так что я с Машей почти всегда.

 

— Многие актеры становятся режиссерами, а вот если наоборот? Можете привести пример? И хотели бы сами сняться в кино, с мужем например?

— Я очень стесняюсь камеры, думаю, это совершено очевидно по каждому моему вынужденному публичному появлению. Как мы говорим, «Зажим Иваныч» и огромное желание сбежать. Это совсем не мое. Мне гораздо проще написать интервью, чем встречаться с кем-то, а уж все фотоколы –такой стресс для меня, что я избегаю этого всеми силами.

 

— Анна, почему вас нет в «Инстаграме»? Судя по всему, это единственный достоверный источник, в котором можно узнать о человеке из первых уст.

— Так у меня как раз и нет потребности, чтобы кто-то узнавал обо мне что-то. Зачем? Соцсети изначально созданы для того, чтобы делиться новостями, фотографиями с друзьями, у меня друзей меньше, чем пальцев одной руки, и это включая мужа и маму, так что соцсети не требуются. Важные события вроде запуска съемок фильма освещаются в новостях. А делиться с незнакомыми людьми своей частной жизнью — не мое совсем. Если же к этому подходить как к работе, то соцсети мои будут пусты — девяносто процентов времени мы разрабатываем разные идеи, пишем заявки, сценарии, сопутствующие документы в виде всяческих презентаций, писем, синопсисов и так далее. Момент разработки фильма — тоже лишен визуальной составляющей: просто море смет, документов, встреч со всеми департаментами. Монтаж — тоже ничего не выложить. Только на съемках что-то происходит, но съемки не оставляют времени даже вдохнуть. Так что была б у меня ровно одна запись: «Привет, теперь у меня есть страничка». А дальше — толстый слой пыли. И воронье. Бесславная кончина.

 

— Как часто бываете в Иркутске и долго ли привыкали к Москве, когда поступили во ВГИК?

— Бываю редко, стараюсь, чтобы мама почаще ко мне прилетала. Но я слежу за всем, что там происходит, читаю новости. Вот сейчас мой родной Академгородок весь перекопали — я очень радуюсь, что там будет новенькая плитка на площади, дороги, просто гениальную школу открыли на месте моей прежней. Еще пару лет назад я так переживала, что когда-то впереди-планеты-всей-район разваливается на глазах. А теперь — новая жизнь! Это меня радует. К Москве совсем не привыкала. Труднее было первый раз привыкнуть переехать от мамы в пределах Иркутска, но в другой район. Для меня этот первый переезд в самостоятельную жизнь — был потерей дома. А город тут не при чем, Москва меня очень по-доброму приняла.

 

— Сергей Безруков очень легко переключает образы и меняет эмоции. Интересно, а есть ли эмоция, которая дается ему сложнее всего? Или он не любит ее играть. И почему?

— Трудно найти актера, который любил бы играть в кадре сильные эмоции — истерику, слезы. Это же надрыв душевный, огромная работа, тяжелая психологически. Поэтому, да, Сергей виртуозно это делает, но, конечно, любить разрывать себя внутренне, доводить себя до этого состояния — это преувеличение.

— С вашей легкой руки Сергей Безруков сыграл роли, которые никогда не играл — артист балета, теперь рок-музыкант. А каким еще вы видите Сергея, которого никто никогда до это не видел и даже не представлял увидеть?

— Мы очень хотим, чтобы воплотился наш фильм «Большая земля», где Сергей должен сыграть партизана Николая Киселева. У Сергея сейчас целый ряд ролей будет в форме, но наша роль — отличается. Это не просто военный, а военный рефлексирующий, образ очень интересный, нетипичный, жду возможности работать над этой историей. Мы получили поддержку Фонда кино, ищем также поддержку частную. Хочу Гамлета, говорила уже об этом, но есть еще идеи, кончено, пока не озвучиваю.

 

— Джеймс Бонд, Шерлок Холмс, Дракула, Гамлет, Вронский – кого на ваш взгляд идеально сыграл бы Сергей Безруков?

— Да всех… У Сергея диапазона вообще нет, это действительно так. Хотя, конечно, Вронского он уже не сыграет в силу возраста, а жаль. Это был бы идеальный Вронский, как я его себе представляла.

— Вы в прошлом журналистка, если бы брали интервью у самой себя, какой бы вопрос задали?

— Спросила бы, куда я дела запасные ключи от квартиры. Может, хоть бы в диалоге вспомнила...

 

— И наш уже традиционный вопрос — кто в первую очередь должен посмотреть «Заповедник» и почему?

— Тот, кто любит Довлатова, берет под ручку того, кто Довлатова никогда не читал, вместе они заходят за поклонниками Сергея, подхватывают фанатов Куценко, Михалковой, Агутина и далее по нашему замечательному списку, и все дружно оккупируют кинотеатр.

 

«ЗАПОВЕДНИК»

с 6 декабря

в кинотеатрах

16+

comments powered by HyperComments