суббота 24 Июля 23:12
16+
Подать объявление

Павел Прилучный: «Ошибки надо уметь прощать, а подвиги помнить»

29 апреля в российский прокат вышел «Девятаев». Фильм основан на реальной истории Героя Советского Союза Михаила Девятаева. В главной роли Павел Прилучный. Не спешите строить недовольные гримасы — актер блестяще сыграл легендарного летчика.

— Павел Прилучный — идеальное попадание в роль Девятаева, — уверяет режиссер Тимур Бекмамбетов. — Он не модель для подражания, но живой человек со своей болью и своим отношением к жизни. Нам и нужен был такой — с ухмылками, сентиментальный, неуправляемый…. У нас было много кандидатов, но когда я увидел на пробах Прилучного, мне показалось главным, чтобы герой был живым, а дальше история сама за него всё сделает. Я хотел сломать его амплуа, потому что все привыкли к нему как к артисту отрицательного обаяния. В настоящем Паше этого нет. Мы убрали с него шлейф мажора, с которым его ассоциируют. Он предстанет на экране совершенно в другом образе.

Но послушаем, что говорит сам Прилучный.

О режиссере

— Ничего общего с Девятаевым у меня нет: я не жил такой жизнью, не был на войне, никогда не совершал таких поступков. Но мне выпала возможность стать им на время, и эта роль очень изменила и обогатила меня. Я очень благодарен Тимуру Бекмамбетову за то, что он разглядел во мне потенциал. Большая проблема актеров в нашей киноиндустрии заключается в том, что режиссеры и продюсеры видят тебя в одной роли и используют только в ней. Если ты герой-любовник — ты не вырвешься за рамки этого амплуа. Но Тимур поверил в меня, рискнул, не испугался общественного мнения, которое могло не принять меня в роли Девятаева. И я очень старался его доверие оправдать.

О роли

— Сначала меня утвердили на роль Коли Ларина, которого в результате сыграл Павел Чинарев. И я с удовольствием готовился к ней, потому что это роль ну просто «шоколадная». Красиво одетый человек, всегда сытый, в тепле, к тому же появилась возможность попрактиковать немецкий язык, который когда‑то учил. Я уже полностью придумал этот образ — хотел сделать его примерно таким, каким был персонаж Кристофа Вальца из «Бесславных ублюдков»: жесткий, беспринципный, добивающийся своего любыми, самыми иезуитскими способами. И вдруг за полторы недели до съемок Тимур говорит: «Слушай, Паш, а не хочешь ли ты попробоваться на главного героя?» — «Конечно, хочу, для меня это большая честь, но как? Я же совершенно к этому не готов, это же полный ужас»! Мы попробовались, и Тимур сказал: «Да, это то, что нужно». И вот тут я обалдел. Помимо очень тяжелого физического труда мне предстояло взять на себя огромную ответственность. Если Ларин хоть и собран из прототипов друзей Девятаева, но он всё‑таки выдуманный персонаж, то Девятаев — это реальный человек, которого многие знали и у которого живы родственники. Опозориться было никак нельзя. Я начал изучать литературу и источники. К счастью, про него много написано. Потом я познакомился с его сыном, он рассказал про какие‑то мелочи, тонкости, словечки, поговорочки Михаила Петровича. И мне стало спокойнее.

О жертвах

— Мне нужно было не только тщательно изучить своего персонажа, но и сильно похудеть. За полторы недели я сбросил 12 килограммов. Это было очень сложно, особенно на площадке, где все постоянно ели горячие бутерброды с колбасой и сыром и их божественный запах разносился по всей округе… А на улице был кошмарный холод, когда есть хочется еще сильнее. Холод, голод, ветрило, который сносил постройки, и запах горячих бутербродов — вряд ли кто‑то может представить, каково мне было держаться без еды…

О полетах

— Я вообще люблю компьютерные игры, но никогда не играл на симуляторе. На съемках Тимур мне сказал: «Вот тебе игровой ноутбук и штурвал, снимаем полеты». А я со штурвалом никогда не играл. Это сложно, там очень мягкое управление, как в настоящем самолете, — винт, рулевые, градус… Чуть повернешь в другую сторону — и все, ты ушел. Нужно открыть подкрылки на определенной высоте после взлета, четко все знать, иначе разобьешься. Я две недели так играл, а потом Тимур предложил мне полетать по‑настоящему, за штурвалом посидеть. Мы нашли пилота и поднялись с ним в небо — пилот, Тимур, я и мой сын. Тимоха очень кайфанул! Если бы меня отец на такое взял, я бы помнил всю жизнь! Думаю, и он запомнит! Мы взлетели, пилот рассказывал, что, где, как, мы повторяли разные термины. А в какой‑то момент он говорит: «Ну все, Павел Валерьевич, передаю вам управление». И я такой: «Ой…», далее непечатно)) Я налетал четыре часа, один раз посадил самолет, один раз поднял. Но это был небольшой самолет, он прост в управлении. «Хейнкель» гораздо сложнее. И вообще, самолет — это не автомобиль с АКП. Невозможно управлять самолетом, который ты не знаешь. Поэтому Девятаева долго таскали по допросам гэбэшники — они не верили, что он реально мог поднять «Хейнкель» без специального обучения.

comments powered by HyperComments